Суббота, 18.11.2017, 03:34
Приветствую Вас Гость | RSS
[SEARCH_TITLE]
[SEARCH_FORM]
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
НО-ФМО
Форма входа
Категории раздела
Политический эктремизм [3]
В этой категории помещаются статьи, касающиеся проблем политического эктремизма, межконфессиональных и этнических конфликтов, терроризма и многое другое
Ближний и Средний Восток [7]
Здесь помещаются материалы по вопросам истории и современности международных отношений в регионе, внутренней и внешней политики стран региона, анализируются проблемы безопасности, терроризма, экстремизма и перспективы урегулирования конфликтов в регионе.
Советы аспирантам [2]
ТОП [1]
Транснациональная организованная преступность. В этом разделе размещаются материалы по международной преступности и сотрудничеству государств по борьбе с ней.
СДК "Камелот" [4]
Студенческий дискуссионный клуб "Камелот" создан и действует при Факультете международных отношений ВГУ
Центр изучения международного туризма и миграции [1]
Центр изучения международного туризма и мировых миграционных процессов создан в 2009 г. на базе кафедры международных отношений и регионоведения.
Советуем почитать [5]
Летературные обзоры, рецензии на книги и т.д. по вопросам международных отношений, внутренней и внешнейней политики отдельных стран
Социально-экономическое развитие [3]
Здесь размещаются материалы посвященные социально-экономическому развитию отдельных стран, регионов и мировой экономики в целом
Политическая наука [2]

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Главная » Статьи » Социально-экономическое развитие

    Нечаева В. В. Механизмы построения ненефтегазового баланса бюджета в России

    Для снижения зависимости экономики России от эксплуатации невосполнимых природных ресурсов необходимо проведение особой экономической политики, разрабатываемой на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

    Как показывает опыт ряда стран, наиболее адекватным методом управления бюджетными рисками является планирование бюджета на основе разделения доходов на сырьевые и несырьевые. Применительно к России следует особо выделять нефтяные доходы и поступления от газовой отрасли (далее – нефтегазовые доходы), поскольку цены на нефть и газ довольно тесно взаимосвязаны. В последние годы зависимость российского бюджета от этих доходов существенно выросла: в 2002 г. доходы от нефтегазового сектора составляли 23,4%, в 2005 г. – 45%.[1]

    В сложившейся ситуации ключевой задачей бюджетной политики становится поддержание устойчивого уровня государственных расходов и частного потребления в длительной перспективе, а также предотвращение колебаний таких макроэкономических показателей, как инфляция, обменный курс, величина государственного долга, процентные ставки на финансовых рынках. Общий подход к ее решению заключается в равномерном распределении бюджетных доходов, получаемых от природных ресурсов на протяжении всего периода их эксплуатации: полное или частичное сбережение сырьевых доходов в периоды интенсивной разработки недр и высоких цен на сырье и использование сбережений при сокращении добычи или падении цен.

    Такой подход становится особенно актуальным при наличии неблагоприятных демографических тенденций, характерных для России, которые неизбежно вызовут увеличение расходов государства на пенсионное обеспечение в будущем. Введение накопительной пенсионной системы лишь частично решает эту задачу; ее полное решение может потребовать увеличения текущих и будущих отчислений в пенсионную систему и принятия других мер. Сбережение нефтегазовых доходов дает возможность поддерживать стабильный уровень государственных расходов и соответственно – долгосрочную макроэкономическую стабильность. Принятое в таких случаях инвестирование сбережений в иностранные активы обеспечивает также устойчивость монетарных показателей.

    Таким образом, сказанное выше предполагает необходимость выработки особых принципов построения бюджета и фонда накопления нефтегазовых доходов. Для формирования новой методологии бюджетного планирования следует использовать понятие ненефтегазового баланса бюджета, раскрытие содержания которого связано с определением другого понятия – ненефтегазовый ВВП.[2] Отношение ненефтегазового баланса бюджета к ненефтегазовому ВВП наиболее точно отражает экономические возможности страны без использования сырьевых доходов. Поскольку нефтегазовый сектор – неотъемлемая часть экономики, данный показатель является расчетным. Вместе с тем для целей бюджетного планирования целесообразно использовать и другой показатель – отношение ненефтегазового баланса бюджета (ненефтегазового дефицита) к совокупному ВВП.

    В мировой практике сбережение сырьевых доходов осуществляется на основе различных принципов.

    1.  Согласно принципу постоянного потребления, величина трансферта в бюджет за счет нефтяных доходов в процентном отношении к ненефтяному (или совокупному) ВВП является постоянной. Важным условием сохранения бюджетной сбалансированности в перспективе является то обстоятельство, что расходуется только постоянный доход от нефтяного сектора, а поскольку сырьевые ресурсы со временем будут истощаться, доля ненефтяного ВВП в совокупном ВВП, естественно, будет расти. При накоплении нефтяных доходов создаются финансовые активы, достаточные для финансирования расходов при исчерпании запасов ресурсов. Отметим, что оптимальная величина трансферта в бюджет за счет нефтяных доходов равна доходности дисконтированной стоимости нефтяного богатства.[3]

    2.  В соответствии с принципом полного сбережения ненефтяной дефицит не должен превышать реального дохода от нефтяных накоплений. Он предполагает сбережение всех поступлений от нефти. Данный метод не требует оценки нефтяного богатства.

    3. Принцип средней цепы базируется на концепции структурного баланса бюджета. В мировой практике структурный баланс бюджета используется для оценки и формирования финансовой политики как баланс, очищенный от влияния факторов экономического цикла. Зачастую в фазе экономического роста страна резко увеличивает бюджетные расходы, что придает временный дополнительный импульс росту ВВП. В результате государственный сектор начинает конкурировать с частным за ресурсы, способствуя тем самым повышению процентных ставок. По завершении фазы роста в связи с инерцией экономической системы (и политики в том числе) оказывается затруднительным сократить государственные расходы. Мониторинг структурного баланса бюджета позволяет избежать или по крайней мере смягчить эту проблему.

    Данному правилу старается следовать Россия, Стабилизационный фонд которой призван аккумулировать временные конъюнктурные доходы, образующиеся при цене на нефть, превышающей базовую (она закреплена законодательно). Однако, поскольку поступления в Стабилизационный фонд сверх базовой цены не покрывают всех нефтегазовых доходов бюджета, реализуется этот принцип не в полной мере, что снижает эффективность бюджетной политики и приводит к ее корректировке.

    Для страны–экспортера нефти структурный нефтяной бюджетный баланс – это баланс, при котором нефтяные поступления, оцененные ниже средней цены на нефть, расходуются, а остальные – сберегаются (при предположении, что фактическая цена на нефть выше расчетной средней цены). Долгосрочная и стабильная в целом динамика средних цен на сырьевые ресурсы (вокруг которых происходят колебания реальных цен) позволяет разработать финансовое правило, согласно которому бюджет с поправкой на средние цены сырьевых ресурсов должен быть сбалансированным.

    В основе всех вышеупомянутых правил лежит концепция раздельного планирования сырьевого и несырьевого бюджетов. Для ее реализации во многих странах созданы фонды невозобновляемых ресурсов, средства которых расходуются на управление сырьевыми доходами в особом режиме. Среднесрочное сбережение, предназначенное для сглаживания колебаний цен на сырьевых рынках, проводится в рамках стабилизационных фондов, в которые направляются сверхдоходы при высоких ценах на нефть; из них могут компенсироваться потери бюджета при низких ценах. Долгосрочное сбережение осуществляется в рамках сберегательных фондов, цель создания которых – перераспределение части нефтяных доходов в пользу будущих поколений. Кроме того, формой сбережения может служить также погашение государственного долга, поскольку оно снижает предстоящие расходы на обслуживание и погашение долга и, следовательно, увеличивает ресурсы для непроцентных расходов будущих периодов.

    В России основными инструментами изъятия природной и конъюнктурной ренты в нефтегазовом секторе служат налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортные пошлины. Ставки этих налогов в нефтяном секторе являются специфическими, они определяются в абсолютных величинах в зависимости от мировых цен на нефть. Ставка НДПИ на газ, будучи также специфической, не связана с мировыми ценами, а ставка экспортных пошлин на газ является адвалорной и определяется в процентах к стоимости. Из–за отсутствия привязки ставки НДПИ на газ к мировым ценам изъятие ренты из газовой отрасли в бюджет осуществляется не полностью.

    Как известно, для сбережения нефтегазовых доходов в России в 2004 г. создан Стабилизационный фонд. Однако механизм его функционирования не в полной мере обеспечивает аккумулирование–конъюнктурных доходов бюджета. В этот фонд в соответствии с действующим законодательством поступают НДПИ и вывозные пошлины на нефть, а налог на добычу газа, вывозные пошлины на нефтепродукты и газ, а также налог на прибыль нефтегазового сектора в него не зачисляются. Они остаются в бюджете и могут быть направлены на финансирование расходов.[4]

    Ненефтегазовый баланс бюджета (разность между ненефтегазовыми доходами бюджета и его расходами, за минусом ассигнований, связанных с нефтегазовой отраслью) характеризует способность государства обеспечивать свои расходы, не используя рентных поступлений. Для дальнейшего анализа уточним ряд понятий:

    первичный ненефтегазовый баланс бюджета не учитывает расходы на обслуживание государственного долга;

       ненефтегазовый ВВП равен совокупному ВВП за вычетом добавленной стоимости, созданной в нефтегазовом секторе;

      базовая цена на нефть (газ) определяется как долгосрочная средняя цена;

    нефтегазовые доходы бюджета состоят из базовых нефтегазовых доходов и конъюнктурных нефтегазовых доходов, а также доходов от капитализации сырьевых доходов (инвестиционных доходов);

    инвестиционный доход определяется на основе общего объема активов, накопленного в результате сбережений нефтегазовых доходов на конец предыдущего года, и прогнозируемой среднегодовой доходности по портфелю активов;

      базовые нефтегазовые доходы – поступления в бюджет при базовом уровне цен на сырье и фактическом или прогнозном объеме добычи углеводородов;

      конъюнктурные нефтегазовые доходы – дополнительные доходы, поступающие в бюджет в результате отклонения фактических либо прогнозных цен на нефть и газ от их расчетных базовых значений. При правильном определении базовых цен суммарная за длительный срок величина конъюнктурных доходов должна быть равна нулю, то есть ее положительные значения в одни периоды компенсируются отрицательными значениями в течение других. Величина конъюнктурных доходов может резко меняться из года в год вслед за колебаниями мировых цен на нефть и газ. При проведении бюджетной политики важно учитывать неопределенность будущей динамики конъюнктурных доходов.

    Общий ненефтегазовый и первичный ненефтегазовый балансы являются важными количественными индикаторами, характеризующими степень устойчивости бюджетной политики и ее динамику. При неизменном во времени относительном ненефтегазовом балансе бюджет является устойчивым и бюджетные расходы не зависят от изменения цен на энергоносители. Напротив, его высокая вариабельность и корреляция с ценами на энергоносители характеризуют степень зависимости бюджета от динамики рентных доходов, а также показывают, что задача обеспечения устойчивости в среднесрочном периоде решается не в полной мере.

    В соответствии с предлагаемой методикой к нефтегазовым доходам, зачисляемым в федеральный бюджет, относятся:

      налог на прибыль организаций (в части зачисляемый в федеральный бюджет) от реализации нефтегазовой продукции;

      акцизы (по подакцизным товарам, производимым на территории РФ) на бензин, дизельное топливо и моторные масла;

      налог на добычу полезных ископаемых (в части зачисляемой в федеральный бюджет) по следующим видам полезных ископаемых: нефти, природному газу и газовому конденсату из всех видов месторождений углеводородного сырья;

      вывозные таможенные пошлины на сырую нефть, природный газ и товары, выработанные из нефти;

       дивиденды по акциям и доходы от прочих форм участия в капитале, находящемся в собственности РФ, в части доходов федерального бюджета, поступающих от предприятий, осуществляющих добычу углеводородного сырья и производство нефтепродуктов;

      доходы от деятельности совместного предприятия.

    Для аналитических целей могут применяться следующие показатели:

      коэффициент использования нефтегазовых доходов – отношение нефтегазовых трансфертов в бюджет к нефтегазовым доходам бюджета;

      коэффициент использовании конъюнктурных нефтегазовых доходов – отношение конъюнктурных нефтегазовых трансфертов в бюджет к конъюнктурным нефтегазовым доходам бюджета.

    При нулевом значении коэффициента использования нефтегазовых или конъюнктурных доходов государство полностью сберегает нефтегазовые или конъюнктурные доходы. Коэффициент, равный единице, означает, что все поступающие в бюджет доходы используются государством. Значения коэффициента в промежутке между нулем и единицей показывают, какая доля нефтегазовых или конъюнктурных доходов используется для финансирования бюджетных расходов.

    Зависимость экономики от невоспроизводимых сырьевых ресурсов требует пересмотра действующего бюджетного механизма: в долгосрочной перспективе величина первичного ненефтегазового баланса (то есть ненефтегазового баланса за вычетом процентных расходов) должна быть соизмерима с величиной чистых активов – как финансовых, так и материальных (стоимости запасов полезных ископаемых). Следовательно, задача бюджетной политики состоит в определении величины ненефтегазового дефицита, который может финансироваться в долгосрочной перспективе за счет нефтегазовых доходов при их оптимальном распределении во времени и при устойчивой траектории чистого государственного долга.

    Режим управления нефтегазовыми доходами должен обеспечивать стабильность, во–первых, бюджетных и монетарных показателей в рамках цикла колебаний цен на сырьевые товары, а во–вторых, бюджетной системы в долгосрочной перспективе, выходящей за рамки исчерпания запасов основных природных ресурсов. Решение первой задачи в принципе возможно на основе механизма Стабилизационного фонда. Для этого необходимо лишь производить более полное зачисление в него конъюнктурных нефтегазовых доходов бюджета: вывозных пошлин на нефтепродукты и природный газ, а также налога на прибыль нефтегазового сектора. Что касается обеспечения долгосрочной стабильности, то оно требует преобразования нефтегазовых активов из физической формы (разведанных запасов природных ресурсов) в финансовую (Нефтегазовый фонд) и финансирования расходов в объемах инвестиционного дохода на эти активы.

    Решение последней задачи отчасти облегчается тем, что в долгосрочной перспективе ожидается сохранение относительно высоких цен на нефть и газ, существенно превышающих их базовый уровень.

    Таким образом, существуют два возможных варианта использования нефтегазовых доходов. Первый вариант заключается в том, чтобы на базе действующего законодательства более полно аккумулировать конъюнктурные нефтегазовые доходы в Стабилизационном фонде, а объем используемых нефтегазовых доходов определять расчетно – через ненефтегазовый дефицит и нефтегазовый трансферт. Второй вариант предполагает создание Нефтегазового фонда, в который направлялись бы все нефтегазовые доходы. Трансферты в бюджет из Нефтегазового фонда должны ограничиваться размером базовых нефтегазовых доходов бюджета с постепенным их замещением доходом от инвестирования средств этого фонда. 



    [1] Толкачев С.А. Международная экономика. Теория и российская практика: учебное пособие для студ., обучающихся по специальности "Бух. учет, анализ и аудит", "Финансы и кредит", "Мировая экономика", "Налоги и налогооблажение" / С. А. Толкачев. – М.: ЮРКНИГА, 2006. –  С. 245.

     [2] Родионова И.А. Мировая экономика. Индустриальный сектор: учебное пособие для студентов / И.А. Родионова .– СПб. [и др.] : Питер, 2005 .– С. 171.

    [3] Акопова, Е. С. Мировая экономика и международные экономические отношения: Учеб. пособие для студ. экон. специальностей вузов / Е. С. Акопова, О. Н. Воронкова, Н. Н. Гаврилко; Под общ. ред. Самофалова В.И. – Ростов н/Д : Феникс, 2000 .– С. 214.

    [4] Халевинская Е.Д. Мировая экономика и международные экономические отношения: Учебник для студ. вузов / Е.Д. Халевинская .– М.: Экономистъ, 2003 .– С. 85.

    Категория: Социально-экономическое развитие | Добавил: nofmo (09.04.2008) | Автор: Нечаева Виктория Вадимовна
    Просмотров: 3480 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 5
    5  
    donde hay casas de citas en el df
    delete plz

    4  
    киви кидала номера киви на которые переводились деньги и не получались заявленные услуги:
    +79095558273 кидала
    89095558273 кидала
    +7(909)555-82-73 кидала
    Ложите деньги на свой страх и риск, человек очень хорошо обрабатывет жертв посретством СМС общеня

    Заявление по деятельности мошенника также передано в прокуратуру новосибирской области, в которой и зарегисрированы симкарты телефонов
    также написана петиция в сервис киви

    3  
    del plz erorr

    2  
    ghj

    1  
    Как известно, экономическая преступность возникает гам и тогда, когда есть возможность конкурировать с легальной экономикой при производстве наиболее доходных товаров и услуг. Вполне очевидно, что экономическая преступность отражает состояние легальной экономики: чем оно хуже, тем более доходно и более активно проявляет себя организованная экономическая преступность. По этому поводу Карафелов Александр Миронович, активно возражает. Он считает, что в данном случае понятия перевернуты с ног на голову. О какой возможности конкурировать с легальной экономикой, может идти речь, пишет он в своей статье «Преступления поневоле». Это легальная экономика не может конкурировать с теневой.... Только неотвратимость наказания за экономические преступления позволит, игрокам рынка оказаться в равных, с точки зрения конкуренции, условиях и даст возможность играть по правилам, ни только заявленным, но и обязательным к исполнению. Преступность будет пытаться конкурировать с легальной экономикой, только до тех пор, пока будет оставаться надежда на безнаказанность.

    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz