Суббота, 18.11.2017, 03:39
Приветствую Вас Гость | RSS
[SEARCH_TITLE]
[SEARCH_FORM]
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
НО-ФМО
Форма входа
Категории раздела
Политический эктремизм [3]
В этой категории помещаются статьи, касающиеся проблем политического эктремизма, межконфессиональных и этнических конфликтов, терроризма и многое другое
Ближний и Средний Восток [7]
Здесь помещаются материалы по вопросам истории и современности международных отношений в регионе, внутренней и внешней политики стран региона, анализируются проблемы безопасности, терроризма, экстремизма и перспективы урегулирования конфликтов в регионе.
Советы аспирантам [2]
ТОП [1]
Транснациональная организованная преступность. В этом разделе размещаются материалы по международной преступности и сотрудничеству государств по борьбе с ней.
СДК "Камелот" [4]
Студенческий дискуссионный клуб "Камелот" создан и действует при Факультете международных отношений ВГУ
Центр изучения международного туризма и миграции [1]
Центр изучения международного туризма и мировых миграционных процессов создан в 2009 г. на базе кафедры международных отношений и регионоведения.
Советуем почитать [5]
Летературные обзоры, рецензии на книги и т.д. по вопросам международных отношений, внутренней и внешнейней политики отдельных стран
Социально-экономическое развитие [3]
Здесь размещаются материалы посвященные социально-экономическому развитию отдельных стран, регионов и мировой экономики в целом
Политическая наука [2]

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Главная » Статьи » Социально-экономическое развитие

    Нечаева В. В. Методы перехода от топливно–сырьевой модели на путь инновационного роста

    Нечаева В. В.

    Методы перехода от топливно–сырьевой модели

    на путь инновационного роста.

     

    За последние десятилетия роль внешнеэкономических связей в развитии мировой экономики существенно возросла. В результате рыночных преобразований значительно повысилось значение ВЭС и в российской экономике. Тенденции их развития во многом определяют настоящее и будущее российской экономики, условия жизни населения страны.

    Резко возросшая зависимость российской экономики от внешних факторов, конъюнктуры мировых товарных рынков, условий сбыта экспортных товаров, а также непомерно увеличившаяся на ряде направлений роль импорта в удовлетворении внутренних потребностей в продукции как производственного, так и потребительского назначения придают особую значимость внешнеэкономическим аспектам обеспечения экономической и национальной безопасности страны. Стратегический курс развития ВЭС должен быть нацелен на повышение их роли в решении социально–экономических задач, на эффективное содействие осуществлению структурной перестройки экономики и повышению конкурентоспособности производимой продукции, на изменение характера участия России в мирохозяйственных связях.

    При этом нужно учитывать, что в XXI век с характерными для него процессами глобализации и бурным научно–техническим прогрессом Россия вступила с рядом экономических и социальных проблем и до сих пор обременена ими. Некоторое улучшение макроэкономической ситуации за последние годы не дает оснований для спокойствия.

    Профилирующим направлением социально–экономического развития России в годы стратегической перспективы должен стать, переход от топливно–сырьевой модели на путь инновационного роста. Содействию решению этой задачи должны быть подчинены и внешнеэкономические связи страны.

    На протяжении многих десятилетий рост мировой экономики во многом обеспечивается развитием международной торговли. Темпы прироста мирового товарооборота, как правило, примерно в два раза опережают развитие производства. Динамизм роста международной торговли определяется прежде всего обменом готовыми изделиями и услугами. В структуре мирового товарооборота 80% приходится на товары (из них три четверти – готовые изделия) и 20% – на торговлю услугами.[1] В мире давно пришли к выводу, что страна, экономика которой базируется на топливно–сырьевом комплексе и тем самым особенно сильно зависит от конъюнктуры мировых товарных рынков, не может рассчитывать на благоприятные условия для своего социально–экономического роста. Особую остроту этот вывод приобретает в условиях наступившего XXI века, когда меняется соотношение факторов экономического роста, когда на передний план выходят образование и наука.

    Россия же занимает крайне слабые позиции в мировой торговле машинами и оборудованием (примерно 0,4%), особенно наукоёмкой продукцией.[2] Для внешней торговли нашей страны по–прежнему характерны инерционные тенденции роста, воспроизводящие неэффективную структуру экспорта и импорта, всей экономики в целом. В известной мере стимулятором подобных процессов является сохраняющаяся на протяжении длительного времени благоприятная конъюнктура мирового рынка на топливно–сырьевые товары – основные статьи российского экспорта. Далеко не последнюю роль играют и корпоративные интересы крупных отечественных топливно–сырьевых компаний, стремящихся максимально извлечь выгоды из этой ситуации.

    Пока в России масштабных и эффективных мер по развитию инновационной деятельности, которая в развитых странах обеспечивает до 90% прироста их ВВП, не просматривается.[3] Страна на этом пути делает всего лишь первые шаги. Подавляющая часть российских организаций (65%) расходуют на НИОКР менее 1% своих оборотных средств, в то время как на Западе из этого источника на указанные цели тратится 20%.[4] Увеличение бюджетных ассигнований за последние годы на цели науки и образования не может внести существенных изменений. Слишком малы они в сравнении с назревшими потребностями, не говоря вызовах, которые предъявляет XXI век. Если не произойдет коренных изменений, рассчитывать на серьезные сдвиги в развитии инновационной деятельности в стране трудно.

    Принципиальной стратегической линией в развитии внешней торговли должно стать создание условий, обеспечивающих устойчивое опережение темпов её роста в сравнении с ВВП. Конечно, это не исключает определенных временных отклонений в проведении этого курса под влиянием внутриэкономических факторов или ухудшения ситуации на внешних рынках. В целом же достижение устойчивого опережающего роста внешней торговли на базе придания ей новых качественных характеристик должно рассматриваться как важная стратегическая задача.

    Российская экономика может избавиться от своей растущей зависимости от природных ресурсов, повышая производительность труда и конкурентоспособность на международном рынке своей обрабатывающей промышленности. Для этого нужно:

      полностью раскрыть свой инновационный потенциал;

      повысить квалификацию своей рабочей силы;

      вести свою хозяйственную деятельность при низких административных затратах и низкой политической неопределенности.

    В последние годы производительность труда в обрабатывающей промышленности России растет, однако темпы ее роста отстают от темпов роста реальной заработной платы, что ограничивает ее международную конкурентоспособность.[5]

    Несмотря на рост числа центров по продвижению технологий (ЦПТ) в России, их способность находить иностранных клиентов для патентов ограничена. Изобретатели, как правило, подают заявки только на российские патенты, и мало кто готов оплачивать более дорогостоящую регистрацию патентов в США, Евросоюзе или Японии. Низкие стимулы к регистрации патентов за рубежом обусловлены недостаточной интеграцией отечественных внедренческих компаний в мировую экономику, и, в частности, ограниченным объемом торговли важнейшими деталями и комплектующими.

    Предложение 1. Содействовать созданию консорциумов университетов и предприятий для коммерциализации НИОКР посредством механизма согласования долевых субсидий с роялти.

    Консорциумы, стимулируемые с помощью долевых субсидий, должны стать одним из ключевых механизмов реализации для стимулирования партнерств между государственным и частным секторами, университетами, лабораториями и бизнесом (научно–исследовательскими учреждениями и исследователями–пользователями) и различными отраслями промышленности. Долевые субсидии поощряют распределение рисков государственным и частным и ориентируют процесс выбора на поддержку программ НИОКР, которые с наибольшей вероятностью способны обеспечить инновации, которые можно будет коммерциализировать.

    Предложение 2. Поощрять использование частных венчурных фондов. Программа венчурного капитала, призванная содействовать новаторству, скорее всего принесет максимальный результат в том случае, когда программа субсидирования обеспечивает очень важное финансирование НИОКР на начальных этапах разработки технологий, а впоследствии поддержка осуществляется частными венчурными фондами. Инициатива правительства России по созданию венчурных фондов со 100–процентным государственным участием вызывает некоторую настороженность. Во всем мире в наиболее успешных случаях власти, как правило, формировали индустрию венчурных капиталов посредством инвестиций в частные фонды. При таких государственно–частных партнерствах правительство несколько снижает риски, присущие новым проектам технологической ориентации, а венчурный капиталист предоставляет коммерческие и управленческие знания и опыт.

    Повышение квалификации работников

    Несмотря на то, что российская рабочая сила является высокообразованной по международным меркам, она не обладает навыками, необходимыми для того, чтобы российские предприятия могли успешно конкурировать на мировом рынке. Этот дефицит можно восполнить посредством эффективной комбинации обучения без отрыва от производства и профессиональной подготовки. От этих навыков во многом будет зависеть то, извлекут ли российские предприятия выгоду из более активного новаторства и внедрения технологий.

    В 2001 году Россия имела одну из наиболее высокообразованных рабочих сил в мире. Средний российский гражданин (в возрасте не моложе 25 лет) посвящает образованию 10,5 лет своей жизни – это один из самых высоких показателей в мире, превышающий аналогичные показатели не только Бразилии, Индии, Китая, ЮАР и других переходных стран, но даже Германии, Японии и Великобритании. Россия также занимает одно из первых мест в мире по доле населения с высшим образованием (более 50%), опережая по этому показателю Канаду и более чем в два раза – другие постсоциалистические страны. [6] Однако, несмотря на столь значительные достижения в области образования, Россия сталкивается с проблемами низкого качества образования, среди которых – недофинансирование, ухудшение ситуации в сфере среднего образования и отсутствие эффективного профессионального обучения.

    Более трети всех руководителей сообщили о снижении уровня профессиональной подготовки их подчиненных в период с 1996 по 2005 годы.[7] Возможно, это снижение связано с низким качеством подготовки недавно нанятых работников (а не уходом с предприятий высококвалифицированных сотрудников). Почти половина предприятий взяла на работу работников с более низким уровнем профессиональной подготовки, в то время как лишь 10% компаний повысили качество своей рабочей силы, наняв более высококвалифицированных сотрудников.

    Предложение 3. Создать для работодателей стимулы к инвестированию в обучение без отрыва от производства.

    Доля сотрудников российских предприятий, которые проходят подготовку без отрыва от производства, является одной из самых низких среди стран, по которым имеются данные. Чтобы решить проблему недоинвестирования в обучение без отрыва от производства, российское правительство должно рассмотреть возможность проведения политики в области обучения, ориентированной на работодателей.

    Финансирование профессионального обучения из поступлений от уплаты налогов на фонд заработной платы. Зарубежный опыт показывает, что: (а) работодатели должны активно участвовать в управлении поступлениями от уплаты налогов для финансирования профессионального обучения; (б) необходимо разработать политику, направленную на повышение конкуренции в сфере образования между всеми поставщиками образовательных услуг, как государственными, так и частными, включая работодателей; и (с) поступления от уплаты налогов для финансирования профессионального обучения должны использоваться исключительно для финансирования профессионального обучения, а не для достижения других государственных целей.

    Долевые субсидии. Налоги для финансирования профессионального обучения не очень хорошо работают в случае малых и средних предприятий, которые зачастую не охвачены целевыми программами обучения. Для поощрения профессиональной подготовки работников малых и средних предприятий могут потребоваться более проактивные подходы к устранению системных недостатков как в области обучения, так и в технических потенциалах, а также ограничений на доступ к финансированию, с которыми сталкивается большинство малых и средних предприятий. Одной из альтернатив для таких предприятий является использование схем долевого субсидирования, которые сами по себе не расширят рынок услуг обучения, но могут способствовать развитию культуры профессионального обучения.

    Инвестиционный климат

    В последние годы инвестиционный климат в России значительно улучшился, однако он по–прежнему характеризуется значительной нестабильностью, а также тенденцией к «наказанию» наиболее динамичных и новаторских предприятий. Обе эти проблемы можно решить путем стимулирования создания более конкурентной и открытой деловой среды. В частности, открытые деловые ассоциации могут снизить инвестиционные барьеры для конкурентоспособных предприятий. Также можно было бы поощрять их участие в процессе выработки политики.

    Несмотря на определенные улучшения, произошедшие в последние годы, в 2005 году по сравнению с 2002 годом возросло число предприятий, жалующихся на то, что им приходится платить взятки органам, выдающим лицензии на ведение деятельности, инспекторам, налоговикам, правоохранительным и судебным органам.[8] При этом за тот же период времени в странах Содружества Независимых Государств (СНГ), Центральной Европы и Балтийского региона проблема аналогичных взяток стала менее острой. Процент российских предприятий, сообщивших о широком распространении взяточничества в органах пожарного, строительного, природоохранного и санитарно–гигиенического надзора в 2005 году оказался выше, чем в 2002 году, тогда как в целом в регионе СНГ он снизился.[9]

    Предложение 4.  Приватизировать   земли,   находящиеся   в   муниципальной собственности.

    Несмотря на то, что во многих регионах и муниципалитетах созданы механизмы для приватизации недвижимого имущества, эти механизмы не являются ни прозрачными, ни честными. Регионы, власти которых поспешили принять законы о приватизации земли до принятия федерального законодательства (Земельного кодекса), стали лидерами в области земельной реформы. Другими словами, хотя с принятием Земельного кодекса, видимо, была уточнена база для земельных сделок, это не послужило достаточным стимулом для менее активных регионов к началу приватизации земель и земельной реформы. Более трети предприятий, пытающихся приобрести в собственность помещения, вынуждены тратить на эту процедуру более полугода, а примерно 90% предприятий, пытающихся приобрести в собственность землю, так и не смогли завершить все формальности в течение полугода.[10] Во многом эти проблемы вызваны отсутствием конкуренции на рынках недвижимого имущества. Приватизация земли, в конечном счете, потребует более широкого использования аукционов и тендеров по продаже свободных земельных участков вместо произвольных и непрозрачных административных процедур и повышения прозрачности этих процедур, а также снижения стоимости приватизации земли, особенно земельных участков под уже приватизированными зданиями.

    Предложение 5. Улучшить распределение и защиту прав интеллектуальной собственности.

    Режим охраны прав интеллектуальной собственности (ПИС) в России по–прежнему имеет два основных слабых места. Во–первых, остается неясным порядок присвоения ПИС. Не прекращаются споры по вопросу о том, кому должны принадлежать ПИС – изобретателю, его работодателю (государственному или частному научно–исследовательскому институту или предприятию) либо государству, которое могло оплатить расходы на НИОКР. Эта неопределенность затрудняет сотрудничество между частными предприятиями и государственными учреждениями, сдерживает передачу технологий, препятствует превращению отпочковавшихся компаний в независимые и растущие предприятия и создает потенциальные конфликты интересов для самих учреждений. Во–вторых, зарегистрированные ПИС слабо защищаются вследствие неспособности или нежелания органов государственной власти бороться с производителями и импортерами пиратской продукции и преследовать нарушителей по закону; это вызывает особую озабоченность у иностранных инвесторов и экспортеров, сталкивающихся с проблемами пиратства в сфере авторских прав и нарушения патентов со стороны российских производителей и импортеров. Необходимо более детально проработать вопрос распределения ПИС между изобретателями, научно–исследовательскими организациями и государством. Гражданский кодекс в его нынешнем варианте позволяет научно–исследовательским организациям становиться владельцами ПИС на технологии, разработанные на государственные средства, «при условии, что контракты на закупки не устанавливают иных условий». Научно–исследовательские и деловые круги справедливо обеспокоены тем, что эта расплывчатая формулировка позволяет органам государственной власти продолжать использовать свое право собственности на последующие ПИС и препятствует более тесному сотрудничеству между новаторами и предприятиями.

    Предложение 6. Поддержать открытые деловые ассоциации как инструмент укрепления консультативной базы для регулятивных решений.

    Анализ показал, что некоторые предприятия, имеющие необходимые связи, пользуются привилегиями и другими льготами. Эти находящиеся в фаворе компании, как правило, получают налоговые льготы, инвестиционные кредиты, прямые субсидии, гарантированные займы, доступ к государственной собственности и возможность создания специальных экономических зон на территории конкретных предприятий.

    При этом предприятия, испытывающие конкурентное давление и являющиеся членами деловых ассоциаций, оказываются более защищенными от препятствий, связанных с инвестиционным климатом. Российские предприятия, входящие в состав деловых ассоциаций, сообщают, что одной из наиболее ценных услуг, оказываемых деловыми ассоциациями, является предоставление информации о нормативных актах, стандартах, аккредитации и рынках. Кроме того, предприятия, сталкивающиеся с наиболее высоким конкурентным давлением и одновременно являющиеся членами деловых ассоциаций, также менее склонны иметь лишнюю рабочую силу, платить взятки для получения государственных контрактов и считать нормативные акты непредсказуемыми, чем их коллеги, не входящие в деловые ассоциации. Таким образом, члены деловых ассоциаций сильны своим числом: посредством коллективных действий новаторские предприятия способны преодолевать эти ограничения, связанные с инвестиционным климатом.

    Своевременное информирование участников рынка о новых и готовящихся изменениях в нормативно–правовой базе может повысить качество и стабильность регулирования. Участие деловых ассоциаций, представляющих малые и средние предприятия, следует активно поощрять, и правительство должно активизировать свои усилия по разработке адекватных механизмов для проведения открытых консультаций с предпринимателями и бизнесменами, которые в силу естественных причин выступают за конкурентный и открытый рынок, и для заблаговременного информирования участников рынка о нововведениях. Прозрачность и предсказуемость государственного регулирования особенно важны не только для потенциальных иностранных инвесторов, но и для мелких отечественных инвесторов.


    [1] Страны и регионы. 2005: статистический справочник Всемирного банка: пер. с англ. – М.: Весь Мир, 2005 .– С. 113.

    [2] Покровская В.В. Внешнеэкономическая деятельность: учебник для студентов, обучающихся по специальности 060600 (080102) "Мировая экономика" / В. В. Покровская.– М.: Экономистъ,  2006.– С. 104.

    [3] Кудров В.М. Мировая экономика: Учебник / В. М. Кудров; Рос. ин-т социал. связей.– М.: Бек, 2000 .– С. 361.

    [4] Спиридонов, И.А. Мировая экономика : Учеб. пособие / Моск. гос. откр. ун-т .– М. : ИНФРА-М, 1997 .– С. 172.

    [5] Чурин Н.Ф. Интеллектуальная промышленная собственность в структуре мировой экономики / Н. Ф. Чурин. – М.: Экономистъ, 2005 .– С. 43.

    [6] Россия в современном мировом хозяйстве / Л. И. Красавина, Б.М. Смитиенко, И.Н. Платонова и др.; Редкол.: Красавина Л.Н. (отв. ред.) и др. – М.: Экономическая литература, 2003 .– С. 367.

    [7] Россия в современном мировом хозяйстве / Л. И. Красавина, Б.М. Смитиенко, И.Н. Платонова и др.; Редкол.: Красавина Л.Н. (отв. ред.) и др. – М.: Экономическая литература, 2003 .– С. 371.

    [8] Абрамов В.Л. Мировая экономика: учебное пособие для студентов и слушателей экономических специальностей / В. Л. Абрамов .– 3-е изд., перераб. – М.: Дашков и Ко, 2006. – 309 с.

    [9] Страны и регионы. 2006: статистический справочник Всемирного банка: пер. с англ. – М.: Весь Мир, 2006 .– С. 140.

    [10] Чурин Н.Ф. Интеллектуальная промышленная собственность в структуре мировой экономики / Н. Ф. Чурин. – М.: Экономистъ, 2005 .– С. 58.

    Категория: Социально-экономическое развитие | Добавил: nofmo (09.04.2008) | Автор: Нечаева Виктория Вадимовна
    Просмотров: 2370 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz